Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
NewKolhoz: начать свой бизнес — проверить на себе действие новой вакцины
Материалы выпуска
Компания, живущая в сети: как выбрать социальную сеть под задачи бизнеса Решения Бизнес молодых: в России скоро разрешат регистрировать ИП с 14 лет Рынок Мотивация: как подобрать кнут и пряник по возрасту Экспертиза NewKolhoz: начать свой бизнес — проверить на себе действие новой вакцины Инновации Пять бизнес-событий сентября, которые нельзя пропустить Инструменты
Инновации Новосибирск,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
NewKolhoz: начать свой бизнес — проверить на себе действие новой вакцины
Создатель фермерского проекта «Нью-колхоз» Константин Терещенко считает, что начать бизнес в российской глубинке могут только рисковые люди
Фото: Ильнар Салахиев, предоставлено Константином Терещенко

Константин Терещенко из Барабинска — человек-мотор, бизнесмен, депутат, энтузиаст и новатор. В селе Новониколаевка он развивает уникальное агрохозяйство NewKolhoz. Уникальность проекта в том, что при помощи интернет-сайта каждый горожанин может завести себе животное, наблюдать за ним, а потом пользоваться результатами труда — яйцами, молоком. Также NewKolhoz приглашает в гости на озеро Чаны, развивая агротуризм. Кроме того Терещенко проводит уникальные мероприятия — День бычка, День баранчика, День свиньи, День пеляди, когда за тысячу рублей гости получают обед и рыбную «облигацЫю» (которая дает возможность получить 5 кг свежей пеляди или 2 кг копченой). На деньги, вырученные от «облигацЫй», Терещенко закупает мальков пеляди, которых выпускает обратно в озеро.


Как умудришься продать
— У предпринимателей и города, и села есть три основные проблемы. Первая — деньги на закупку. В городе: для открытия киоск по продаже шаурмы — мы садимся и считаем необходимые деньги. Чтобы человеку открыть бизнес на селе, ему тоже нужны деньги, чтобы вырастить молодняк скотины, птицы, рыбы. Вторая проблема — объем производства. В городе — он покупает 125 маринованных куриц. Если остаток остается, то он протухает. На этом остатке он потеряет деньги. Поэтому ему желательно знать: сколько шаурмы в день у него будут покупать. То же самое в деревне. Как только появляется переизбыток животных или птицы — все. Получается, что ее надо либо кормить, либо где-то хранить. Она начинает проедать деньги, заработанные на проданном объеме. Третья — цена продажи. По какой цене продавать? С шаурмой понятно — в среднем, 100 рублей. А в деревне? Здесь нет четкой цены — здесь как умудришься продать.

Фото: Оксана Козырева. NewKolhoz в ВКОНТАКТЕ

Я хотел все понять сам
— Для меня было важно начать все с нуля. Конечно, я мог бы отдать знакомым фермерам выращивание птицы и скотины, а сам бы занялся продвижением проекта. Но я хотел понять: как происходит межевание земель, как соблюсти всех технические условия для проведения коммуникаций, как выстроить отношения с ветеринарией, как выстроить логистику — чтобы потом я мог сказать: ребята, ничего не было, а сейчас есть. Поэтому я должен был пройти через все эти риски. Тем более, мне как депутату было интересно пройти весь путь без административного ресурса. Начать такой бизнес — это как будто ты решил проверить на себе действие вакцины, как в фильмах про ученых. В первый год нашей работы мы не брали предоплату. А когда время подошло продавать птицу, то многие люди отказались от гусей. Пройдя все это, мы получили опыт. Теперь, когда кто-то делает что-то подобное, то мне пишут и говорят: смотрите, как у вас. У меня не было задачи уйти в огромное производство. Я отработал всю цепочку: от начала до конца.

Идея о создании фермы нового поколения родилась у Терещенко около пяти лет назад. Возвращаясь с сыном с соревнований по подледной рыбалке, увидели загон с гусями. Сын спросил: давай, купим себе гуся, чтобы у меня был живой гусь. «Я предложил сыну установить в загоне с птицами веб-камеру, чтобы мы наблюдали за своим гусем. Меня заинтересовала идея: быть фермером, живя в городе», — говорит Терещенко. Он провел опрос 400 человек в социальной сети «ВКонтакте». Результаты опроса показали, что 73% респондентов хотят быть фермерами, оставаясь горожанами.

Предоплата за гусенка
—Например, гусей хотят купить 10 человек — у нас уже понятно с объемом производства. Нам нужно 400 гусей, но не никак 500. Допустим, цена на конечный продукт будет 350 рублей с условием того, что на рынке он стоит 380 рублей. Хотите покупать? Хорошо. Надо, чтобы сделать предоплату 250 руб. за этого гусенка. Получается, что все проблемы решены: есть гарантированная цена, гарантированный сбыт и гарантированные деньги. Но есть и определенные риски. Однако мы понимаем, что эти 250 рублей можно вернуть. Мы можем деньги на 400 гусей взять в банке под проценты или людям по нормальной цене продавать птицу. Это и есть модель «Нью-Колхоза» — коллективное участие в бизнесе. При этом человек получает экологически чистые продукты. Кстати, когда мы думали над названием, я просил, чтобы в бренде обязательно стояла приставка «Нью» — чтобы слышалось созвучно с «Нью-Васюки» из «12 стульев».

Братство фермеров
— Допустим, в Коченево есть фермер, который выращивает свиней. Мы с ним обговариваем сумму предоплаты и количество выращенных животных. И так же мы работаем с фермерами из других населенных пунктов. Потому что проблемы у всех одинаковые: когда приходит время, они забивают скотину и везут ее на рынок, где пытаются своими силами реализовать.

Фото: NewKolhoz в ВКОНТАКТЕ

Агротуризм в подарок
— Мы обозначили точки роста: туризм, рыбоводство, переработка молока в небольших объемах, птицеводство. В итоге, проект по переработке молока не пошел. По-хорошему, каждым из этих проектов должен был заниматься отдельный человек. Для того чтобы все это начало работать, нам нужно было сделать фундамент. Для этого мы приобрели здание старой пекарни, отремонтировали его — теперь там охотничий домик. Тем, кто заказал у нас продукцию, мы предоставляем возможность бесплатно отдохнуть на лоне природы на протяжении суток: порыбачить, поухаживать, за животными. Сейчас, в основном, мы занимаемся рыбоводством. Озера, где обитает наша рыба, естественные, поэтому там есть все условия для ее развития. На данный момент, за счет рыбоводства и туризма проект самоокупаем. На прибыль мы пока не вышли, так как мы много вкладывались в строительство, был и падеж. Когда мы говорили, что хотим запускать в озеро личинку пеляди, нам все у виска пальцем крутили, говоря: тут рыбу ловить надо, а не запускать ее в озеро. А я говорил, что мы будем запускать, а потом ловить. Никто не верил, а теперь у нас шесть озер. Что касается птицеводства, то моя основная задача была: пройти все от начала и до конца, чтобы наладить цепочку для фермеров из разных населенных пунктов.
«Когда меня спрашивают: у Вас, наверное, несколько тысяч гусей, то я говорю, что в этом году мы всех гусей убили. Потому что, если ты хочешь почувствовать оккупантом, — начни бизнес в селе. Если ты приедешь с дорогим телефоном, то, сколько бы родственников у тебя в деревне не было, тебе там вряд ли будут рады.
 

ОблигацЫи на пелядь
— Допустим, есть озеро, куда нам нужно запустить пеляди на 200 тыс. руб. Весной нам нужно где-то взять 200 тыс. руб. для покупки личинок пеляди. Где-то эти деньги нам все равно придется взять. Основные потребители пеляди находятся в Новосибирске, куда мы доставляем ее в замороженном виде. Это кооперация с переработчиками. Мы отдаем им основной объем, а заказы отдаем клиентам. В прошлом году мы увидели, что пелядь востребована, поэтому мы организуем специальные пункты раздачи пеляди. Переработчики распространяют рыбу на территории региона. Мы создали облигацЫи, с помощью которых можно приобрести 5 кг свежемороженой пеляди или 2 кг холодного копчения. Пелядь — очень вкусная рыба, богатая всем, чем только можно. Тем более на фоне санкций и отказе от семги заграничной. Сейчас в рыбе есть потребность, и нам есть потребность в Дне пеляди.

Фото: Валентин Копалов. NewKolhoz в ВКОНТАКТЕ

На сдачу молоко и яйца
— У меня в контактах 2,5 тыс. человек, которые так или иначе соприкоснулись с «Нью-колхозом». Завтра, при открытии магазина, эти люди аккумулируются туда. Пока что мы объединяем своих клиентов с помощью различных промоакций. Например, День пеляди, куда могут прийти все желающие, чтобы попробовать пелядь во всех ее вариациях. На Дне свиньи или Дне кролика, вообще, рекламируется продукция наших партнеров.
Что касается магазинов: если с реализацией птицы все понятно, то допустим, со свининой все сложнее. Заплатил ты 4 тыс. руб за поросенка, а осенью привезли тебе почти центнер мяса — куда ты его денешь? Поэтому мы не стали создавать магазин с сортировочным пунктом. Мы сделали специальные карточки, на которых изображены коровы, свиньи. Они показывают, что человек купил у нас ту или иную продукцию. Он может его забрать, но куда он его денет? Поэтому он может взять на причитающуюся ему сумму другой продукции: молока, яиц и т.д. Вообще, открытие магазинов может позволить себе только крупный производитель сельхозпродукции.

Фото: Оксана Козырева. NewKolhoz в ВКОНТАКТЕ

Офлайн побеждает
— Многие советуют открыть интернет-магазин, но я считаю, что этого не надо делать. Потому что когда люди приходят на рынок, то они хотят посмотреть воочию на товары — найти товар посвежее, пожирнее. Это не про интернет-магазин. Тому яркий пример московский интернет-магазин «LavkaLavka»: сначала они стали продавать товары в Сети. А в итоге торгуют где-то в стационарных местах, а интернет-магазин остался дополнительной опцией.

Нью-колхоз как гейм-проект
— У нас есть онлайн-игра «Нью-Колхоз». Наша аудитория разбита на три категории: игроки, которым интересен обмен продукцией; патриоты, которым хочется поднять село; покупатели, которым хочется просто получить продукцию. В перспективе мы хотим создать либо биржу, либо игру какую-то. Но это дорогостоящий проект. Сайт с учетом приложения, с возможностью создания аккаунта нам посчитали от 600 тыс. руб. до 1 млн руб. Однако тратить такие деньги за «попробовать» — я не готов тратить деньги.

Фото: NewKolhoz в ВКОНТАКТЕ

Про уникальность
— У меня были оптимистические настроения, что мы найдем работников, однако практика показала обратное. На селе сейчас в чем трудность: старое поколение, которое работало при СССР, не может работать физически. А молодое — неохотно трудится. Ни один из уволенных мною работников не сказал, что их уволили по их вине. Все винят меня в чем-то. Тот, кто хочет работать в деревне — работает. Сейчас ситуация изменилась. Мы сформировали команду, с которой и работаем.
Мы не стали патентовать наш проект, так как при патентовании нужно будет прописать все детали. Например, технические данные веб-камер. Другой предприниматель возьмет камеру с другими техническими показателями — и все. Поэтому мы хотим запатентовать только идею.
Я рад, когда предприниматели пытаются реализовать на селе аналогичные проекты. Согласно исследованиям, выживают 1-2% стартапов. Ко мне многие предприниматели обращаются, но пока я не видел полноценного прохождения подобного проекта от начала до конца.